Подольские катакомбы

Подольские, они же силикатные, они девятовские каменоломни – целая система искусственных пещер в нескольких сотнях метров от границы городского округа Подольск, в недавнем прошлом в Подольском районе Московской области. Нонче деревня Девятское – Новая Москва, точнее край Москвы, новой.  Километры тоннелей, шурфов, скважин, гротов, и залов это остатки былой добычи известняка, которую интенсивно выбирали для вечно строящейся столицы. Её следы, следы добычи и сейчас встречаются каждому, кто спустится в пещеры. Однако, если диггер-туризм в подземельях мегаполиса штука опасная, то лазание по катакомбам подольским, как правило смертельно опасно для новичков. Коллекторы Москвы и других больших городов опасны кучей неприятных и опасных явлений, от газов, скапливающихся в тоннелях, до проводов и линий электропередач с обветшалой изоляцией. У подольских катакомб опасность иная – они слишком длинны и малоизучены. Так уж получилось – просто никому не были интересны долгие века.

Белый камень, он же известняк, он же по-научному бут (к слову отсюда и Бутово) на Руси начали интенсивно использовать еще в XII веке. Практически все белокаменные строения старой Москвы из него – первый каменный Кремль, Успенский собор московского Кремля, множество церквей и старинных палат, и даже кусок Китайгородской стены, что ещё стоит у соответственной станции московского метро, всё из бута.

Его немало в окрестностях столицы, но со временем большая часть карьеров, где добывали белкамень выработались, а землю под разработку камня никто из дворян и помещиков давать не рвался, она же кормила. Так началась подземная разработка камня. Там же добывали, там же тесали в блоки, там же и хранили до вывоза покупателю. А что владельцу земли, одна выгода, сверху дырка в земле, а из неё деньги льются рекой.

Москва всегда много строилась. Кстати, добыча камня технология совершенно безотходная, если вы смотрите на толстенные стены купеческих или боярских палат и видите каменную кладку, не обольщайтесь, она не на всю глубину. Даже самые богатые люди в Москве всегда экономили на стройке как могли, а оттуда и техника бутировки или как чаще называют московскую строительную технологию полубутовая. То есть сначала возводили две стены из блоков, размерами напоминающими современные газосиликатные или шлакоблоки, а уже потом между ними заливалась смесь из битового камня и известкового раствора.

Полубутом строили, опять же не только в Москве – Серпуховской кремль из той же оперы. Впрочем, Серпухов – это близко от столицы.

Те же самые европейцы, к слову тоже не от любви к изящному создали стиль фахверк или прусская стена, когда между деревянной конструкции наваливали кучу всего, что осталось от стройки, или просто сухие глиняные и необожженные кирпичи, саман по-нашему. Потом всё слегонца выравнивалось и белилось, а стропила красили черной краской, дабы показать соседям, сколько дерева смог потратить хозяин при строительстве. Такие вот европонты.

Под Подольские каменоломни начинали всерьёз разрабатывать в 18 веке. Тут сработал и тот факт, что пещеры были и до начала работ, их просто начали интенсивно использовать. После пожара 1812 года, когда не зря Москву французам отдавали, многие москвичи до той поры жившие в деревянных домах начали массово строить дома каменные. И тут у Подольских каменоломен наступил «золотой век».

В Девятовских выработках работала масса людей, бессистемно и каждый на себя. Доходило дело до того, что свои штреки от чужаков защищали до смертоубийства. А всё почему, потому, что кормил камень. Да, тяжелейшая работа, опасная для здоровья и жизни, одних погребало под завалами, ведь крепи никто не ставил, других каменная пыль сводила в гроб, ведь вентиляции и прочей защиты труда не было и в мыслях. Через ту бессистемность и получилось, что получилось – каменоломни стали катакомбами, то есть как говорит нам Википедия – сеть заброшенных пещер и туннелей. Никто тогда не знал, и сейчас до конца не знает общей протяженности системы, кое-кто говорит, что только обследованная часть составляет более 20 километров протяженности.  

Окончательно добычу камня в Подольских каменоломнях завершили только в начале 20 века, бросив в них рельсы, вагонетки с наваленной породой, балки, и даже кирки.

О кирках отдельно. Две накрест положенные золотые кирки – это официальный герб Подольска. Как говорится в Положении о гербе муниципального образования «Городской округ Подольск Московской области» кирка – это символ исторического вида деятельности жителей города. То есть добыча камня в Подольске – это признанный исторический факт.  

Во время войны в каменоломне было обустроено бомбоубежище, но стратегически ни сами каменоломни, ни бомбоубежище в них не использовались, всё-таки не близко к крупным городам и населенным пунктам.

В начале шестидесятых, на фоне увлечения страны спортом, альпинизмом и спелеологией появился интерес и к заброшенным каменоломням, в стране появилось движение, которое в последствии обзовут диггерство.

Сейчас каменоломни обслуживаются группой энтузиастов, которые как правило не делают из этого бизнес, а просто блюдут сами каменоломни и их дух. Вокруг них, и в них самих появилась собственная субкультура, и некие правила игры, который каждый спускающийся под землю обязан соблюдать. И в принципе, они логичны, так как направлены на выживание тех, кто уходит во тьму и взаимное уважение к таким же. Они просты – не мусорить, не кричать, если нет опасности, не рушить то, что осталось от предыдущих поколений, работавших или просто спускавшихся сюда. Запрещается разводить огонь, извините, но вход в пещеры только один, а кислорода в них не пребывает. Со всеми, встретившимися группами или людьми надо поздороваться спросить не нужно ли чего?

Лучшим временем для посещения каменоломен считается зима, причем чем холоднее, тем лучше, явно не такая как в эта 2019/2020. Почему? Считается, что меньше опасность просадки грунтов и обвалов. А вот в весну и осень в период дождей спуск категорически запрещен.

К слову в самих каменоломнях всегда стоит одна и та же температура около плюс 10 по градации господина Цельсия.

Фотографии и схемы автор материала прилагает скорее, чтобы напугать, чем как призыв к действию или не дай Бог инструмент для посещения. Если вы захотите спустится в эти катакомбы лучше свяжитесь с ребятами из Подольска, кто ходит под землю профессионально.  

При подготовке материала использовались фотографии портала podolskriamo.ru

Павел Ширшов

Поделиться ссылкой: